This page uses content from Wikipedia and is licensed under CC BY-SA.

Попов, Александр Степанович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Попов; Попов, Александр.
Александр Степанович Попов
Александр Степанович Попов
Флаг ректор Санкт-Петербургского императорского электротехнического института Александра III
1905 год — 1906 год
Предшественник Качалов, Николай Николаевич
Преемник Войнаровский, Павел Дмитриевич
Рождение 4 (16) марта 1859
Смерть 31 декабря 1905 (13 января 1906) (46 лет)
Место погребения
Образование Физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета
Учёная степень кандидат физико-математических наук
Профессия учёный-физик
Деятельность физика
Автограф Alexander Popov signature.svg
Награды
Научная деятельность
Научная сфера физика и электротехника
Место работы
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Алекса́ндр Степа́нович Попо́в (4 [16] марта 1859, Турьинские рудники, Пермская губерния31 декабря 1905 [13 января 1906], Санкт-Петербург[1]) — русский физик и электротехник, профессор, изобретатель в области радиосвязи, Почётный инженер-электрик (1899), статский советник (1901).

Биография

Александр Степанович Попов родился 4 (16) марта 1859 года в поселении при Богословском заводе Турьинские рудники Верхотурского уезда Пермской губернии[2]. В семье его отца, священника Максимовской церкви Турьинских рудников Стефана Петрова Попова (1827—1897), кроме Александра было ещё 6 детей, среди них Августа, в будущем известная художница[* 1].

В 10-летнем возрасте Александр был отправлен в Далматовское духовное училище (его старший брат Рафаил преподавал там латинский язык), где учился с 1869 по 1871 год. С 1871 года продолжил обучение в Екатеринбургском духовном училище — в то время в Екатеринбурге жила его старшая сестра Мария с мужем, священником Георгием Игнатьевичем Левитским[5]. Отец последнего, Игнатий Александрович Левитский, был весьма обеспеченным человеком и занимал ответственный пост в епархиальном училищном правлении[6].

В 1873 году, окончив полный курс духовного училища по наивысшему 1-му разряду, поступил в Пермскую духовную семинарию. После окончания с отличием общеобразовательных классов семинарии (1877) был зачислен без экзаменов на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. Годы учения в университете были для него напряжёнными. Средств не хватало (со второго курса ему было отказано в освобождении от платы за слушание лекций), из-за болезни на втором курсе накопилась академическая задолженность по математике и он остался на второй год. С 1879 года, продолжая учёбу, стал заниматься репетиторством[* 2]. Весной 1880 года работал «объяснителем» на электротехнической выставке в Соляном городке в Санкт-Петербурге, после чего был принят на работу электромонтёром в товарищество «Электротехник», занимавшееся освещением на улицах и в общественных местах[7]:12—14.

В 1882 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «О принципах магнито- и динамоэлектрических машин постоянного тока» и получил приглашение остаться в университете для подготовки к профессорскому званию. В 1883 году, по приглашению Е. П. Тверитинова, выбрал местом дальнейшей работы преподавание физики, математики и электротехники в Минном офицерском классе с переездом в Кронштадт из Санкт-Петербурга на постоянное место жительства[8]:133.

В 1887 году стал членом Русского физико-химического общества (РФХО) и участвовал в экспедиции РФХО для наблюдения в Красноярске полного солнечного затмения. Попову было поручено фотографирование короны[7]:19—20. Путешествие до Красноярска длилось более трёх недель: поездом от Санкт-Петербурга до Нижнего Новгорода, пароходом по Волге и Каме до Перми, поездом до Тюмени, пароходом до Томска, на лошадях до Красноярска. Наблюдению затмения помешала плохая погода[9].

В летнее время в 1889—1898 годах заведовал электростанцией Нижегородской ярмарки. На проводившейся в 1896 году в Нижнем Новгороде XVI Всероссийской промышленной и художественной выставке работал и как экспонент[* 3]. В сельскохозяйственном отделе выставки (в подотделе метеорологии) демонстрировался его «Прибор для записи электрических разрядов в атмосфере». Ю. М. Шокальский, эксперт подкомиссии по метеорологии, в своем выступлении 23 июля 1896 года дал прибору высокую оценку, назвав его «оригинальным и прекрасным». Попов был награждён дипломом второго разряда «За изобретение нового и оригинального инструмента для исследования гроз». Во время работы Попова в Нижнем Новгороде его семья проживала в дачном местечке Выселки у станции Чёрная Московско-Нижегородской железной дороги. Сам он приезжал сюда по воскресеньям, любил отдыхать на Оке: удить рыбу, кататься на лодке[9].

Лаборатория Попова в Кронштадте

В 1890 году получил приглашение на должность штатного преподавателя[* 4] физики в Техническое училище Морского ведомства в Кронштадте. В 1893 году вступил в члены Императорского русского технического общества (РТО). В издававшемся VI отделом РТО журнале «Электричество» (сентябрь 1893 года) была опубликована его первая научная статья «Условия наивыгоднейшего действия динамоэлектрической машины». Попов был одним из инициаторов организации Кронштадтского отделения РТО (1894)[7]:23.

Летом 1893 года как представитель от Морского министерства был в составе российской делегации на Всемирной выставке в Чикаго. По маршруту следования делегации (Берлин — Париж — Лондон — Нью-Йорк — Чикаго) побывал на заводах AEG, в Париже был принят во Французское физическое общество (что давало возможность регулярно получать его информационные материалы), в Чикаго посетил университет, электротехнический институт, Филадельфийский завод Электротехнической компании. На выставке он увидел и демонстрацию опытов Н. Теслы, с работами которого был уже знаком[10]:29—30.

С 1894 года ассистентом Попова по преподаванию гальванизма и практической физики в Минном офицерском классе, а также одним из близких друзей стал П. Н. Рыбкин. В доме у Попова часто устраивались музыкальные вечера с друзьями и близкими. Среди гостей были Н. Н. Георгиевский, С. С. Колотов, который неплохо играл на фортепиано, П. И. Ижевский — на скрипке, Рыбкин — на флейте. В концертах участвовали и Попов, имевший приятный баритон, и его жена, игравшая на фортепиано[7]:33.

В конце 1897 — начале 1898 года переписывался с итальянским физиком А. Риги, который собирал материалы по истории беспроводной телеграфии и обратился к Попову с просьбой прислать его публикации по этому вопросу[11].

С января 1898 года вступил в переписку с начавшим её Э. Дюкрете[fr] — французским предпринимателем и изобретателем, владельцем (с 1864 года) фирмы по изготовлению гальванометров, вольтметров, катушек Румкорфа, прерывателей и других электрических приборов, а также созданных им приборов для беспроводной телеграфии[* 5][12], — заинтересованным в сотрудничестве с Поповым[10]:33, 43—45, 49.

В 1900 году, после успешного окончания Гогландской операции, Попову была объявлена «высочайшая благодарность»[13]:167—168, после чего последовало «высочайшее соизволение» на выдачу ему вознаграждения в 33 тысячи рублей. Сумма была определена с учётом необходимости разорвать контракт Попова с Нижегородской ярмаркой[* 6] в связи с назначением его ответственным наблюдающим за оснащением кораблей станциями беспроволочного телеграфа[* 7], в основном приобретаемыми у фирмы Дюкрете[10]:35.

В 1901 году занял должность ординарного профессора физики в Электротехническом институте императора Александра III. В 1901 году Попову был присвоен гражданский (статский) чин V класса статский советник[10]:36, 39.

В начале 1902 года участвовал в работе проходившего в Москве 2-го Всероссийского электротехнического съезда, был избран его почётным участником. В 1902 году был избран почётным членом РТО, а в 1905 году — его президентом и председателем физического отделения. С 1 января 1906 года должен был занять место председателя физического отделения РФХО и президента РФХО[10]:37, 39—40.

В августе 1903 года как представитель Морского ведомства в составе российской делегации участвовал в Берлинской конференции по международной регламентации работы станций беспроволочного телеграфа.

С 1904 года начал сотрудничать с фирмами «АО Русские электротехнические заводы „Сименс и Гальске“» и германским Обществом беспроволочной телеграфии «Telefunken», организовавшими в Санкт-Петербурге «Отделение беспроволочной телеграфии по системе профессора А. С. Попова и общества беспроволочной телеграфии „Telefunken“», и стал одним из трёх контрагентов этого отделения. По условиям первоначального договора, оборотный капитал отделению предоставляли обе фирмы, а прибыль делилась поровну на трёх контрагентов[10]:38. В мае 1904 года Морское ведомство заключило контракт на поставку 24 станций «Телефункен» (аппаратура системы Слаби[en] — Арко[en]). До конца 1904 года были заключены контракты на поставку ещё 27 таких станций[14]:555.

В июне 1904 года находился в командировке в Берлине с целью подробного ознакомления с аппаратурой[15], покупаемой взамен станций Дюкрете[* 8]. В качестве эксперта и наблюдающего привлекался к работам по оснащению новыми станциями кораблей Второй Тихоокеанской эскадры[* 9]. В этих работах, помимо флотских офицеров, принимали участие Рыбкин и Е. Л. Коринфский[14]:556—557.

В 1905 году купил дачу с большим участком земли (бывшее имение) на озере Кубыча около д. Лайково, где его семья проводила летний период отпусков и каникул, а в 1918—1921 годах проживала здесь постоянно[16][17][4].

Осенью 1905 года, в период прокатившихся по стране революционных событий, изменивших, в частности, права высших учебных заведений, учёный совет электротехнического института избрал А. С. Попова директором. На созванном после этого расширенном совете института под председательством Попова было принято постановление с такими словами: «…успокоение учебных заведений может быть достигнуто только путём крупных политических преобразований, способных удовлетворить общественное мнение всей страны…» Это стало поводом для нескольких вызовов Попова к городскому начальству и в Министерство внутренних дел, где ему было выражено неодобрение по поводу студенческих волнений в его институте[7]:30[8]:152—153.

Александр Степанович Попов скоропостижно скончался 31 декабря 1905 (13 января 1906) от инсульта[7]:30[8]:152—153. Похоронен на Литераторских мостках Волкова (ныне Волковского) кладбища[18] в Санкт-Петербурге.

3 января 1906 года «Петербургская газета» поместила некролог: «В последний день старого 1905 года Россия лишилась одного из своих выдающихся людей. Умер А. С. Попов, директор электротехнического института, умер сравнительно молодым, на 47-м году своей жизни, проведённой в неустанных научных трудах. Россия может гордиться им, как изобретателем беспроволочного телеграфа, хотя увы, и на нём исполнилась злополучная судьба русских изобретателей…»

В 1921 году СНК РСФСР постановил (по предложению профессора В. П. Вологдина на первом Всероссийском радиотехническом съезде в Нижнем Новгороде) обеспечить семью А. С. Попова пожизненным вспомоществованием[19].

Исследовательская деятельность

1895—1896

Грозоотметчик Попова (фото из издания 1907 года)

Прибор Попова (грозоотметчик) возник из построенной им в 1890 году установки для учебной демонстрации опытов Герца по исследованию свойств электромагнитных волн[10]:29[* 10]. В начале 1895 года Попов заинтересовался опытами Лоджа[* 11], попытался воспроизвести их, добиваясь постоянства работы когерера[21]:257. Когерер Бранли — Лоджа представлял собой стеклянную трубку, наполненную металлическими опилками, которые резко увеличивали свою проводимость при электрическом воздействии. Для приведения когерера в состояние с малой проводимостью его нужно было встряхнуть, чтобы нарушить контакт между опилками. У Лоджа к стеклянной трубке приставлялся ударник, управляемый вручную или пружинным механизмом. Попов и его ассистент П. Н. Рыбкин ввели в схему реле, включающее при срабатывании когерера звонок, ударник которого на обратном ходе приводил когерер в исходное состояние. В дальнейших опытах с прибором применялись заземление и мачтовая антенна, предложенная в 1893 году Теслой[20]. Для получения электрических разрядов использовалась электрофорная машина или катушка Румкорфа[* 12].

Прибор впервые демонстрировался Поповым 25 апреля (7 мая по новому стилю) 1895 года на заседании Русского физико-химического общества. Тема лекции была: «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям». Первое сообщение об этой лекции появилось в газете «Кронштадтский вестник» 30 апреля 1895 года[7]:36[* 13]. Перед отъездом в Нижний Новгород Попов передал прибор в Лесной институт. Доработкой прибора занимался Рыбкин. Испытание прибора в соединении с громоотводом сделал летом 1895 года Г. А. Любославский. В ходе экспериментов к прибору была подключена пишущая катушка братьев Ришар, стабильная работа прибора была отмечена с августа 1895 года. Профессор кафедры физики и метеорологии Д. А. Лачинов установил прибор на метеостанции института для регистрации электрических разрядов в атмосфере и сначала дал ему название «разрядоотметчик»[7]:24. Печатное сообщение о приборе было опубликовано в журнале РФХО в августе 1895 года[8]:65, схема и подробное описание приведены Поповым в журнале РФХО в январе 1896 года (статья помечена декабрём 1895). В описании Попов отмечал пользу прибора для лекционных целей и регистрирования пертурбаций, происходящих в атмосфере, и выразил надежду, что «прибор, при дальнейшем усовершенствовании его, может быть применён к передаче сигналов на расстояния при помощи быстрых электрических колебаний, как только будет найден источник таких колебаний, обладающий достаточной энергией»[13]:55—64.

Второй образец подобного прибора, подготовленного для лекционных целей, был показан Поповым в январе 1896 года на заседании Кронштадтского отделения РТО[11], а затем на заседании РФХО 12 марта 1896 года[8]:120[* 14]

1897—1899

В 1897 году Попов экспериментирует с наполнителем для когерера с целью повышения его чувствительности, а также публикует ряд статей и выступает с докладами в связи с появившимися сообщениями о достижениях Маркони:

  • Телеграфирование без проводов. Газета «Котлин», Кронштадт, 1897, 8 января[13]:65—67.
  • Лекция в Кронштадтском морском собрании «О возможности телеграфирования без проводников», 31 марта 1897 года, при большом стечении военных и гражданских лиц, демонстрировалась передача сигнала в пределах здания[8]:121—122[21]:259.
  • Письмо в редакцию. Газета «Новое Время», 1897, 22 июля[13]:74—75[* 15].
  • Доклад на съезде железнодорожных электротехников в Одессе «О телеграфировании без проводов», 15 сентября 1897 года[13]:76—82.

Опыты, проведённые Рыбкиным летом 1897 года, закончились установкой телеграфного сообщения между учебным судном «Европа» и крейсером «Африка» на расстоянии до 5 км. Для приёма сигнала на телеграфный аппарат Рыбкин изготовил чувствительное реле из вольтметра, высота приёмной антенны была около 20 м[21]:259—260.

19 октября 1897 года Попов выступает с докладом «О телеграфировании без проводов» в Электротехническом институте Санкт-Петербурга, где он, в частности, заявляет[13]:83—93:

В течение целого года я не возвращался к опытам на открытом воздухе и занимался различными испытаниями приборов в лаборатории. Осенью 1896 г. дошли из Англии газетные сведения, что Маркони под руководством Приса производит опыты сигнализации с помощью электромагнитных волн и достиг расстояния до ½ мили. (…) Но я лично был убежден, что в закрытых ящиках Маркони был помещён прибор, аналогичный с моим, и потому с марта этого года начал подготовлять приборы для опытов передачи сигналов с помощью электромагнитных волн на большие расстояния.

В конце доклада Попов признаёт: «Здесь собран прибор для телеграфирования. Связной телеграммы мы не сумели послать, потому что у нас не было практики, все детали приборов ещё нужно разработать»[8]:137—139.

19 декабря 1897 года газета «Петербургский листок» сообщает о беспроводной передаче телеграфного сигнала Поповым 18 декабря 1897 года. В заметке сообщалось, что после того, как ассистент Попова Рыбкин ушёл на «станцию отправления», «ровно через 10 минут (…) на ленте обычной телеграфной азбукой обозначилось слово „Герц“»[20][* 16].

Опыты летом 1898 года проводились Рыбкиным на тех же судах, что и в прошлом году, но передающие станции работали с большими петлевыми антеннами, что обеспечивало устойчивую связь при всех положениях судна[21]:260—264.

В 1899 году Рыбкин и Д. С. Троицкий[* 17] на аппаратуре, изготовленной в «Опытной механической и водолазной мастерской» Е. В. Колбасьева, обнаруживают возможность приёма импульсов искрового передатчика на телефон (на слух) при недостаточном для срабатывания когерера уровне сигнала[* 18]. Приёмник по такой схеме, получивший название «телефонный приёмник депеш», был запатентован Поповым в России[23] и Великобритании[24][25]. При активном участии Дюкрете[10]:34 были получены патенты во Франции[26], в США[27], Швейцарии, Испании. В 1900 году фирма Дюкрете начала серийный выпуск такого приёмника с товарной маркой «Попов — Дюкрете».

В августе — сентябре 1899 года Попов, Рыбкин и Колбасьев участвуют в испытаниях трёх станций беспроводного телеграфа, приобретённых у фирмы Дюкрете и установленных на кораблях Черноморского флота. Проверяются и «телефонные приёмники депеш», изготовленные в мастерской Колбасьева[10]:34, 46[28]:12.

Рыбкин отмечает (имея в виду период 1897—1899 годов, включая январь 1900 года): «трёхлетний опыт показал, что длинная проволока, присоединённая к одному шарику разрядника, другой шарик которого тщательно соединён с землёю, представляет наилучшую, в то время, отправительную систему. (…) был подмечен факт, что наилучший результат получается при совершенно тождественных проводах двух станций. (…) были достигнуты следующие дальности: 9 миль при приёме на телеграфный аппарат и 28 миль при приёме на слух»[21]:273—276.

1900—1905

В январе 1900 года Попов, Рыбкин и А. А. Реммерт участвуют в организации беспроводной связи между островами Гогланд и Кутсало (вблизи Котки) для содействия операции по спасению броненосца «Генерал-адмирал Апраксин», севшего на камни у острова Гогланд[29]. Реммерт и Попов проводят работы на Кутсало. Используется аппаратура фирмы Дюкрете с опытными образцами «телефонных приёмников депеш»[12]. Приём на Гогланде 25 января одного из первых сообщений для ледокола «Ермак» помог спасению финских рыбаков с оторванной льдины в Финском заливе.

В 1900 году Попов, продолжая совершенствовать телефонный приёмник депеш, создаёт конструкцию когерера с контактом стальных иголок и угольных шайб[25][10]:34.

В 1900 году при участии Попова в Кронштадте организуется мастерская по изготовлению, ремонту и проверке приборов для станций беспроволочного телеграфа. Руководителем мастерской, по рекомендации Попова, был назначен Е. Л. Коринфский. В связи с заказами станций беспроволочного телеграфа у фирмы Дюкрете мастерская занималась в основном сборкой, проверкой, установкой и ремонтом этой аппаратуры. Некоторое количество станций было изготовлено по образцам аппаратуры Дюкрете, первая станция была изготовлена в конце ноября 1901 года по образцам, испытанным на кораблях Черноморского флота летом 1901 года[14]:170—173, 175.

Летом 1901 года, начиная с мая, Попов осуществляет руководство работами по установке семи станций Дюкрете на кораблях Черноморского флота и на берегу и проводит обучение личного состава пользованию приборами. В период 19—21 августа Попов и Рыбкин[30] проверяют работу приборов по так называемой «сложной схеме», с выраженными резонансными свойствами. Разрядник в передатчике и когерер в приёмнике были вынесены из антенной цепи в отдельный контур, индуктивно связанный с антенной[28]:12—15. Использовалась известная с 1893 года схема применявшегося в медицинской практике резонатора Удена[en] — на похожее устройство (резонанс-трансформатор) Тесла получил патент в 1891 году[8]:47—48. Сложные схемы увеличили дальность приёма на телеграфный аппарат до 45 км, а на телефонный приёмник до 100 км[21]:277—281.

Осенью 1901 года Попов и Рыбкин участвуют в работах по установке станций беспроволочного телеграфа в Области Войска Донского. Станции, приобретённые по инициативе Комитета донских гирл в Ростове-на-Дону у фирмы Дюкрете, обеспечивали связь между полицейско-лоцманским постом на острове Перебойном в устье Дона и Донским гирловым маяком в Таганрогском заливе[10]:36, 148—149.

В 1902 году, в связи с недавними открытиями радиоактивных элементов, Попов разрабатывает оригинальный метод и создаёт прибор для измерения «напряжения электрического поля атмосферы с помощью ионизационного действия солей радия»[10]:37.

В июле 1903 года Попов принимает участие в экспериментах со станциями, в приёмниках которых использовался когерер Дюкрете повышенной чувствительности с низким напряжением питания. Одна станция была установлена на острове Тупорансари, а другая — на минном крейсере «Посадник». Дальность приёма на телеграфный аппарат составила около 120 км и сравнялась с дальностью для телефонного приёмника[21]:281—282.

В 1903 году Попов разрабатывает рекомендации Почтово-телеграфному ведомству по возможности беспроводной телеграфной связи между Россией и Болгарией с установкой станций в Одессе и Варне. Попов приводит доводы в пользу установки российской станции не в Одессе, а в Севастополе. Эта часть проекта была реализована в 1904 году, когда в Севастополе на Мичманском бульваре была сооружена мощная береговая станция беспроволочного телеграфа, а Болгария отказалась от участия в этом проекте[28]:15.

В 1903 году Попов руководит опытами аспиранта С. Я. Лифшица по беспроводной передаче звукового сигнала с использованием телеграфного искрового передатчика и когерера с контактом стальных иголок и угольных шайб. О полученных результатах был сделан доклад «Телефонирование без проводов» на 3-м Всероссийском электротехническом съезде в январе 1904 года[10]:37—38[13]:277—282.

В 1905 году Попов разрабатывает прибор по схеме дифференциального мостика для измерения ёмкости судовых антенн и передаёт его Рыбкину для практических испытаний[21]:283.

Развитие приборов из демонстрационной установки

Перечень усовершенствований приборов и связанных с ними событий, в основном по материалам статьи П. Н. Рыбкина «Изобретение радиотелеграфа в России», опубликованной в 1919 году[21]:

1895, весна — применение антенны в приёмнике (передатчик — электрофорная машина или катушка Румкорфа).

1896, январь — применение вибраторов Герца в передатчике и приёмнике при демонстрации приборов на заседании Кронштадтского отделения РТО[11].

1896, март — заключение приёмника в металлический корпус и применение в качестве антенны для него металлического цилиндра, помещённого в фокусе параболического рефлектора, при демонстрации на заседании РФХО[11].

1896—1897 — изготовление вибратора Герца с шарами диаметром 30 см.

1897, весна — замена железного порошка на стальной бисер для увеличения чувствительности приёмника, изготовление вибратора Герца с дисками диаметром около 1 м для увеличения мощности передатчика, изготовление чувствительного реле из вольтметра для возможности приёма сигнала на телеграфный аппарат.

1897, лето — применение чувствительного реле и вибратора большой мощности обеспечило приём сигнала на телеграфный аппарат на расстоянии 5 км.

1898, весна — применение большой петлевой антенны в передатчике.

1898—1899 — изготовление приёмника в мастерской Колбасьева, введение прерывателя Венельта для увеличения мощности передатчика[* 19].

1899, май — обнаружение возможности приёма сигнала на телефон.

1899, август — сентябрь — испытание на Чёрном море трёх станций Дюкрете[* 20] и телефонных приёмников, изготовленных в мастерской Колбасьева.

1900, январь — апрель — работа двух станций Дюкрете и телефонных приёмников на островах Гогланд и Кутсало.

1900 — применение в телефонном приёмнике когерера Попова с контактом стальных иголок и угольных шайб.

1901 — применение резонатора Удена — «сложной схемы» с резонансным контуром и автотрансформаторной связью с антенной в передатчике и приёмнике при испытаниях семи станций Дюкрете на Чёрном море. Усовершенствованные станции были испытаны на двух кораблях с Г-образными антеннами длиной около 40 м.

1901, ноябрь — изготовление в Кронштадтской мастерской под руководством Коринфского первой станции по образцам аппаратуры Дюкрете, испытанным на Чёрном море.

1902, декабрь — применение когерера Дюкрете повышенной чувствительности. При испытаниях усовершенствованных станций в июле 1903 года была достигнута дальность связи, как для телефонного приёмника.

Вопрос о приоритете в изобретении радио

Утверждение о приоритете Попова основывается на том, что он продемонстрировал созданный им прибор «для показывания быстрых колебаний в атмосферном электричестве» на заседании физического отделения РФХО 25 апреля (7 мая1895 года, тогда как Маркони подал заявку на получение патента Великобритании с формулировкой «Усовершенствования в передаче электрических импульсов и сигналов и в аппаратуре для этого» 2 июня 1896 года[* 21]. Уже в 1898 году А. Блондель своим письмом президенту Французского физического общества от 2 декабря 1898 года[13]:98—99 инициировал среди учёных полемику по вопросу о приоритете в изобретении беспроводной телеграфии, отдавая предпочтение Маркони[10]:53.

Причины периодически возникавших зарубежных дискуссий о приоритете в изобретении радио на начальном этапе развития беспроводной связи были вызваны в основном патентными спорами, то есть коммерческими интересами. Со временем указанные причины становились менее актуальными, но у ряда стран возникла потребность отметить свое национальное участие в создании радио[31]. Во многих странах Запада изобретателем радио считается Маркони[32], хотя называются и другие кандидатуры: в Германии создателем радио считают Герца, во Франции — Э. Бранли, в ряде балканских стран — Н. Теслу, в Белоруссии — Я. О. Наркевича-Иодку. Однако, как отмечает Н. А. Борисова, существует парадокс отечественных разногласий в приоритете А. С. Попова и, делая попытку объяснить это явление, выделяет пять исторических периодов[31]:

  1. Период отечественных дискуссий (начало 1900-х — середина 1930-х годов), когда впервые в России ставится под сомнение приоритет А. С. Попова в изобретении беспроволочного телеграфа.
  2. Период монолога власти (конец 1930-х — начало 1960-х годов), в течение которого в обществе зреет противодействие навязываемому государством мнению об уникальной роли русских чуть ли не во всех областях техники.
  3. Период скрытых конфликтов (середина 1960-х — середина 1980-х годов) — период контроля в стране за концептуально правильным изложением информации, связанной с именем А. С. Попова.
  4. Период открытых конфликтов (конец 1980-х — конец 1990-х годов), когда скрытые конфликты 3-го периода приводят к открытым конфликтам в наступившую в стране эпоху гласности и перестройки.
  5. Период отечественных споров (конец 1990-х — конец 2010-х[* 22]), то есть обсуждений, публикаций, выступлений в СМИ, когда противоположная сторона не пытается вникнуть в аргументацию противника и остаётся при своем мнении.

Первая отечественная дискуссия связана с известным с 1908 года высказыванием представителя Военного ведомства Д. М. Сокольцова (1873—1945). В рецензии на книгу А. А. Петровского «Научные основания беспроволочной телеграфии» он пишет[31][8]:140:

В последней главе автор излагает историю беспроволочной телеграфии и описывает некоторые системы т. б. п. [телеграфии без проводов]. Здесь он повторяет старую патриотическую сказку о том, что беспроволочный телеграф изобретён А. С. Поповым, а в описании систем излагает всего две: несуществующую русскую систему А. С. Попова и немецкую Telefunken. Первой уделено 17 страниц, а второй 3. Вообще, совершенное отсутствие этой главы нисколько бы книги не испортило.

Это повлекло за собой создание в 1908 году комиссии РФХО по вопросу о научном значении работ Попова, которую возглавил профессор О. Д. Хвольсон. После обмена письмами с Бранли и Лоджем[* 23], а также документального обследования работ Попова комиссия представила доклад[13]:248—253, в заключительной части которого говорится:

Для рассматриваемого дела не имеет значения, существовало ли одновременно с А. С. Поповым лицо, которое имело ту же самую идею и осуществило её в более совершенной форме, чем А. С. Попов. Мы знаем, что такое лицо есть, что оно признаётся изобретателем беспроволочного телеграфа. Но существование нескольких лиц, одновременно и самостоятельно возымевших и осуществивших одну и ту же самую идею, представляется, как показывает история науки и техники, явлением не редким. Признание за каждым из таких лиц права и почётного титула «изобретателя» не только не нарушает справедливости, но необходимо восстанавливает её.
Таким образом, по имеющимся в нашем распоряжении данным, независимо от всяких прочих обстоятельств истории данного изобретения, А. С. Попов по справедливости должен быть признан изобретателем телеграфа без проводов при помощи электрических волн.

То есть в выводах комиссии Хвольсона речь идёт о признании Попова одним из изобретателей беспроволочного телеграфа, а не о признании приоритета Попова в этой области. На это обращает внимание Н. И. Чистяков[22].

Также к 1-му периоду относится появление в 1924 году статьи В. К. Лебединского, в которой он делает попытку установить приоритет в ряду изобретателей беспроволочного телеграфа, но в конце статьи ссылается на выводы комиссии Хвольсона[13]:265—269. В 1925 году в СССР прошли торжественные мероприятия по случаю 30-летия изобретения радио. В публикациях отмечался приоритет Попова, но не забывались и другие изобретатели, в частности Маркони, сумевший «объединить вокруг себя громадные научные, технические и капиталистические силы». В 1926 году появились опубликованные B. C. Габелем свидетельства[13]:270—272 о первой беспроводной телеграфной передаче Поповым слов «Heinrich Hertz» на публичной лекции 12 марта 1896 года[20][8]:139—140[* 24]. В 1935 году 40-летие изобретения радио отмечалось, как и 10 лет назад — Попов изобрёл, Маркони внедрил, многие приняли участие[31].

Во 2-м периоде появляются статьи с отрицательными отзывами о Маркони, что объясняется политикой СССР, направленной на укрепление позиций в мире и на распространение идей коммунизма. Маркони как представитель капиталистического мира символизировал жажду наживы, поэтому необходимо было принизить его роль в изобретении радио и пресечь любые попытки посягательства на приоритет Попова. Так, в 1939 году в связи с 80-летием Попова в статье академика М. В. Шулейкина даётся следующая типичная характеристика Маркони: «Маркони не только изобрёл уже изобретённое, но просто заимствовал приёмное устройство Попова, включая и антенну, имел наглость утверждать, что до него в печати о подобных устройствах не упоминалось». Сокольцов был назван агентом фирмы Маркони, изменником, бежавшем в 1917 году к бело-полякам, а его слова в 1908 году о старой патриотической сказке были названы «омерзительной и безобразной выходкой». Возможно, что в статье Шулейкина было много редакторских правок, характерных для того времени[31].

В дни победоносного завершения Великой Отечественной войны в мае 1945 года особое значение имели мероприятия в честь 50-летия изобретения радио — учитывая его роль в культурной и политической жизни общества и в обороне страны, правительство объявило 7 мая Днём радио. Впоследствии многие стали считать, что именно с этого началась безудержная кампания «самовосхваления всего нашего и провозглашения непременно нашего первооткрывательства по всем статьям и статям». По мнению М. А. Миллера, подобные «национальные потехи» привели к тому, что люди перестали почитать истинных своих передовиков, и заслуги Попова были принижены их непомерным вознесением — Миллер назвал этот феномен «недоверием из-за передозировки внушения». В годы хрущевской оттепели интерес к теме приоритета в изобретении радио понизился[31].

С середины 1960-х до середины 1980-х годов намерения Исторической комиссии научно-технического общества радиотехники, электроники и связи (НТОРЭС) распространить документальные сведения об исследованиях Попова и препятствовать искажению фактов привели к идеологическому диктату со стороны советских и партийных органов. Все публикации контролировались, малейшее отступление от концептуально правильного изложения истории радио пресекалось на стадии рецензирования. Это привело к нарастанию протестной реакции части общества, имеющей отношение к истории радио. В результате одного из конфликтов незаслуженно пострадал профессор Н. И. Чистяков, представитель московской школы радиотехников и историков связи. В конце 1980-х — конце 1990-х годов возникло публичное противостояние московской и ленинградской школ истории радио — Историческая комиссия НТОРЭС раскололась на части по географическому принципу. Также разгорелся межличностный конфликт с участием Е. Г. Кьяндской-Поповой, внучки А. С. Попова[31].

Участников отечественных споров последнего периода Н. А. Борисова разделяет на две группы: радикалы и умеренные. К первой группе относятся представители старшего поколения, выразители крайних убеждений — либо за Попова, либо против Попова — их доводы скорее эмоциональны, чем аргументированы. Наиболее ярким противником Попова называется В. И. Шапкин, автор книги «Радио: открытие и изобретение»[* 25]. Ко второй группе относятся умеренные защитники приоритета Попова и умеренные противники, пытающиеся примирить полярные точки зрения такими аргументами: у радио не может быть одного изобретателя или у радио вообще не может быть изобретателя[* 26][31].

М. А. Быховский, соглашаясь с мнением историка радиотехники В. М. Родионова о малозначимости вопроса о приоритете открытия или изобретения для истории науки и техники, заключает: «науке споры о приоритете не нужны»[33].

Награды, премии, звания

Памятник А. С. Попову в Екатеринбурге

Память

Именем А. С. Попова названы малая планета (№ 3074), кратер на обратной стороне Луны, музеи, учебные заведения, институты, предприятия, улицы, теплоход, премии, медали, дипломы. Ему воздвигнуто не менее 18 памятников и бюстов в России и за её пределами. С 1945 года Академия наук СССР присуждает Золотую медаль имени А. С. Попова за достижения в области развития методов и средств радиоэлектроники. Увековечиванием памяти об изобретателе занимаются шесть музеев:

  1. Музей радио им. А. С. Попова в Екатеринбурге
  2. Музей радио им. А. С. Попова в Омске
  3. Дом-музей Александра Степановича Попова в Краснотурьинске
  4. Мемориальный музей изобретателя радио А. С. Попова в Кронштадте[35]
  5. Музей-кабинет и музей-квартира А. С. Попова в Санкт-Петербурге (на базе ЛЭТИ)
  6. Центральный музей связи имени А.С. Попова в Санкт-Петербурге

Сочинения

  • Попов А. С. Сборник документов: К 50-летию изобретения радио / Сборник подготовлен архивным отделом УНКВД по Ленинградской области. Составили Г. И. Головин и Р. И. Карлина. Под редакцией М. А. Шателена, И. Г. Кляцкина, В. В. Данилевского. — Л.: Лениздат, 1945.
  • Попов А. С. О беспроволочной телеграфии: Сборник статей, докладов, писем и других материалов / Под редакцией и со вступительной статьёй А. И. Берга. С примечаниями К. И. Радовского. — М.: Физматгиз, 1959. — (Библиотека русской науки. Математика, механика, физика, астрономия).

Примечания

Комментарии
  1. Двоюродный брат Александра, Павел Попов, занимал профессорскую кафедру в Киевском университете, а его сын Игорь Попов (1913—2001) стал американским инженером-строителем.
  2. Одной из учениц Попова была Р. А. Богданова, ставшая впоследствии его женой.
  3. Для лучшей организации работы электростанции в период проведения XVI Всероссийской промышленной и художественной выставки Попов пригласил в помощники своих давних друзей: Е. Л. Коринфского, Г. А. Любославского и Н. Н. Георгиевского.
  4. Таким образом Попов становится гражданским чиновником Морского ведомства — до этого он был вольнонаёмным[8]:133.
  5. В области беспроводной телеграфии Дюкрете добился наибольших успехов. 5 ноября 1897 года он со своими приборами устанавливает связь между Эйфелевой башней и зданием Пантеона на расстоянии 4 км. 19 ноября 1897 года он демонстрирует работу этих устройств на заседании Французского физического общества.
  6. До истечения контракта оставалось 8 лет. За четыре летних месяца в Нижнем Новгороде Попов получал 2500 рублей. Преподавая в Морском инженерном училище, он получал 1200 рублей в год[13]:170.
  7. С июня 1902 года эту должность стал исполнять Е. Л. Коринфский.
  8. Морское ведомство усмотрело техническое несовершенство аппаратуры Дюкрете и приняло решение о снятии её с вооружения[10]:149[14]:184—185.
  9. За каждую установленную станцию на корабли флота Попов получал от Морского министерства 300 рублей, а от поставщика — одну треть прибыли.
  10. Описание первоначальной демонстрационной установки Попова не сохранилось, а дату создания установки связывают с началом его цикла лекций под названием «Новейшие исследования о соотношении между световыми и электрическими явлениями»[20][8]:59.
  11. Лодж усовершенствовал когерер и построил на его основе приёмник электромагнитных колебаний, который в августе 1894 года принимал их на расстоянии 40 м от передатчика[20].
  12. Необходимость антенны не только в приёмном, но и в передающем устройстве выяснилась к началу летних испытаний 1898 года[21]:260—264.
  13. Автор заметки П. А. Рогозинский сообщал, что звонок прибора отвечал на электрические колебания герцевских волн на открытом воздухе на расстоянии до 30 сажен (около 60 м)[8]:119.
  14. В учебный сезон 1895—1896 годов Попов не занимался прибором, а с января 1896 года заинтересовался открытием Рентгеном X-лучей[21]:258. В феврале 1896 года вместе с С. С. Колотовым изготовил рентгеновскую трубку, собрал установку и сделал ряд снимков, в том числе своей руки[7]:37.
  15. Попов отмечает: «Заслуга открытия явлений, послуживших Маркони, принадлежит Герцу и Бранли, затем идёт целый ряд приложений, начатых Минчиным[en], Лоджем и многими после них, в том числе и мною, а Маркони первый имел смелость стать на практическую почву…»
  16. В советской историографии с 1926 года сложилась легенда, что указанная телеграфная передача состоялась 12 марта 1896 года. Появление этой легенды, которая в течение последующих четырёх десятилетий воспроизводилась в технико-исторических ссылках многими авторами, связывают с именем сотрудника Палаты мер и весов B. C. Габеля[22]. С 1926 года считалось, что текст телеграммы был «Heinrich Hertz», а с 1945 года — «Генрих Герц»[8]:139—140.
  17. Попов в это время был в командировке. Он посетил Англию, Францию, Германию и Швейцарию для ознакомления с постановкой электротехнического образования и производством аппаратуры беспроволочного телеграфирования. Во Франции посетил фирму Дюкрете и ознакомился с ходом работ по заказу Морского ведомства на поставку станций беспроводной связи для российского флота[10]:33, 46.
  18. Проявлялся детекторный эффект когерера как полупроводника.
  19. Судя по приведённым в статье Рыбкина рисункам, прерыватель Венельта применялся в передатчике с 1897 года.
  20. В аппаратуре Дюкрете применялись ртутный прерыватель с двигателем для катушки Румкорфа и когерер с никелевыми опилками[10]:81.
  21. В. И. Шапкин, ссылаясь на опубликованную в Италии в 1941 году биографию Г. Маркони, отмечает (но не акцентирует этот факт), что аппаратура для его экспериментов была скомплектована к концу 1894 года, а практические результаты по приёму электромагнитных импульсов на расстоянии до сотен метров были достигнуты им весной 1895 года[8]:74—75.
  22. Работа Н. А. Борисовой опубликована в 2019 году.
  23. А. Риги отказался признать Попова изобретателем беспроволочного телеграфа, отметив, что антенну в передатчике впервые применил Маркони. Об этом говорится в книге А. Риги и Б. Дессау[de] «Телеграфия без проводов», изданной на немецком языке в 1903 году[13]:226—228.
  24. Эта легенда была официально опровергнута в процессе работы Исторической комиссии научно-технического общества радиотехники, электроники и связи (НТОРЭС) под председательством И. Т. Пересыпкина в 1967 году[22].
  25. Из книги В. И. Шапкина: «Изобретателем радио А. С. Попова сделали технически безграмотные и патриотически ангажированные подданные граждане (в свою личную пользу) в России и национальные бизнес-конкуренты Г. Маркони из остального мира»[8]:119.
  26. Чистяков предлагал отнести термин «радио» к категориям типа «земное притяжение», изобрести которое нельзя[22]. В свою очередь Л. Н. Никольский посчитал неприемлемым употребление без оговорок, ограничений и уточнений термина «радио» применительно к событиям 1895 года[20].
Источники
  1. 1 2 Попов Александр Степанович // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохорова — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  2. Круглова Л. А. Александр Степанович Попов. — Москва: ИД Комсомольская правда 2016. — 96 с. ISBN 978-5-4470-0195-7
  3. Семья А.С. Попова. СПбГЭТУ «ЛЭТИ». Дата обращения 26 февраля 2020.
  4. 1 2 Сын — Александр Александрович Попов — Официальный сайт правнучки изобретателя радио А. С. Попова — Н. Г. Андреевой (Мишкинис).
  5. Левитский Георгий Игнатьевич // Забытые имена Пермской губернии.
  6. Александр Степанович Попов // Наш Урал. Рубрика «Уральский характер».
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Золотинкина Л. И., Красникова Е. В., Сергеев Д. Б. А. С. Попов в Санкт-Петербурге и в Кронштадте: Путеводитель. — СПб.: СПбГЭТУ «ЛЭТИ» им. В. И. Ульянова (Ленина), 2008. — 80 с. — ISBN 5-7629-0904-2.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Шапкин В. И. Радио: открытие и изобретение. Наука. Техника. Социум. — М.: ДМК Пресс, 2005. — 190 с. — ISBN 5-9706-0002-4.
  9. 1 2 Силенко Д. В. А. С. Попов на нижегородской земле // Нижегородский музей : Журнал. — 2006. — № 7—8. — С. 134—140.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 А. С. Попов — Э. Дюкрете. Письма и документы. 1898—1905 гг. / Под ред. Л. И. Золотинкиной. — СПб: Русская классика, 2009. — 340 с.
  11. 1 2 3 4 Журнал Радио 1985 г. №10 — Страница 64. radiowiki.ru. Дата обращения 6 марта 2020.
  12. 1 2 Аппаратура из комплекта искровой станции беспроволочного телеграфа производства фирмы Дюкрете 1904 г.. nauchebe.net. Дата обращения 19 января 2020.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Изобретение радио А. С. Поповым. Сборник документов и материалов. Вып. 2 / Под ред. А. И. Берга. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1945.
  14. 1 2 3 4 Глущенко А. А. Место и роль радиосвязи в модернизации России (1900-1917 гг.). — СПб.: ВМИРЭ, 2005. — 709 с. — ISBN 5-7997-0364-2.
  15. Цыбулько В. В. Непрочитанные страницы Цусимы. 4. Работа радиотелеграфных станций. — С-Пб., 2010. — 80 с.
  16. Иванова Е., Иванова Т. Удомля в жизни изобретателя радио. — С. 53—55.
  17. Подушков Д. Л. (составитель), Воробьёв В. М. (научный редактор). Знаменитые россияне в истории Удомельского края. — Тверь: СФК-офис 2009. — 416 с.
  18. России нужны великие учёные
  19. Изобретатель радио-телеграфа, «Друг Радио», № 2, 1924 г., стр. 4
  20. 1 2 3 4 5 6 Никольский Л. Н. Кто «изобрёл» радио? Архивная копия от 22 января 2008 на Wayback Machine
  21. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Рыбкин П. Н. Изобретение радиотелеграфа в России. // Радиотехник, 1919, № 8. — С. 256—283.
  22. 1 2 3 4 Чистяков Н. И. Ошибки в изложении истории радио нужно исправить
  23. Патент на привилегию и полный текст привилегии на Wikimedia Commons
  24. Патент Великобритании № 2797 «Усовершенствование в когерерах для телефонной и телеграфной сигнализации».
  25. 1 2 Пестриков В. Привилегия № 6066 на приёмник депеш. Статья в журнале «IT news» № 6, № 7, 2006. Виртуальный компьютерный музей
  26. Патент Франции № 477 «Телефонный приёмник депеш, отправленных с помощью электромагнитных колебаний азбукой Морзе».
  27. Патент США № 722139 «Само-декогерирующее устройство когерера».
  28. 1 2 3 Ермолов П. П. История развития радиотехнологий в Крыму (1899—1920 гг.). Часть 1.
  29. Г. А. Богуславский. А. С. Попов и адмирал С. О. Макаров
  30. Александр Попов в Севастополе испытывал радио. Дата обращения 15 февраля 2020.
  31. 1 2 3 4 5 6 7 8 Борисова Н. А. Отечественные разногласия о приоритете А. С. Попова в изобретении радио // Научно-технические ведомости СПб-ГПУ. Гуманитарные и общественные науки. 2019. Т. 10, № 2. — С. 98—111.
  32. Guglielmo Marconi//Encyclopaedia Britannica Ср. Там же о Попове: «считающийся в России изобретателем радио» (Aleksandr Popov//Encyclopaedia Britannica)
  33. Быховский М. А. Нужны ли науке споры о приоритете? // Электросвязь. — 2004. — № 4. — С. 47.
  34. Почётные инженеры-электрики
  35. Мемориальный музей-кабинет А. С. Попова. Кронштадт

Литература

Ссылки

Предшественник:
Николай Николаевич Качалов
Директор ЭТИ
SpbElectrotechnicalUniversity - main building, 2011-03-29.jpg

1905 — 31 декабря 1905 (13 января 1906)
Преемник:
Павел Дмитриевич Войнаровский